Штукатурка

Кассиус Клей в поединке с Форманом в Киншасе пропустил в первых раундах панч и остальное время бился не только с Форманом, но и с собственными, вызванными нокдауном, галлюцинациями. И в жизни, и в истории  случаются похожие казусы, иногда приходится целую эпоху биться с призраками, чтобы стронуть время с места.

Один из них когда-то бродил по Покровке, обычно сворачивал на бульвар, обходил Трехсвятительские переулки, Старосадский, Подколокольный, Хохлов, Солянку, спускался к Хитровке. Эта траектория пролегает через мой любимый район Москвы. Чего тут только не бывало. И левые эсеры брали в заложники Дзержинского, и из Милютинского сквера обстреливали из пушки Кремль, и Левитан жил во флигеле Морозовской усадьбы, и Пушкин «Историю Пугачевского восстания» писал, и Борис Годунов укрывался от смуты у Шуйских, и Толстой в здание «Русского вестника» наведывался, и Саврасов в очереди в Ляпинскую ночлежку на морозе отстаивал.

Там же есть и Московский научно-исследовательский радиотехнический институт, расположенный на закрытой территории, законсервировавшей большое количество старых московских строений.

Лет двадцать назад в обширном и разветвленном полуподвале этого института располагалась одна IT-компания, где я работал. Программисты сидели в комнатках со сводчатыми неохватными стенами — прямо-таки Грановитые палаты, не меньше. Под потолком жмурились окошки, стены были свежевыбеленные, так что особой мрачности не наблюдалось, но все равно день ото дня я замечал, что не могу тут работать дольше двух часов. Меня все время тянуло свалить гулять по переулкам, пойти на бульвар, расположиться на скамейке. Черт знает что такое творилось — мало когда я был так придирчив к интерьеру.

Однажды мне пришлось работать в выходные, был завал чрезвычайный, и я безвылазно провел в тех казематах день. Вечером в курилке столкнулся с рабочим, который возился все это время в соседней сводчатой ячейке, — шпаклевал, и красил. Вот я ему и пожаловался — мол, не понимаю, что такое, как-то мне непосебе в этих хоромах.

Рабочий посмотрел на меня внимательно и сходил за ведром с мусором, который соскреб со стен. Он черпнул рукой горсть и поднес к свету.

Я различил среди крошева три-четыре сплющенные пули и внимательно рассмотрел и ощупал пальцами, пока не обжегся.

«Тут как раз к стенке и ставили», — сплюнул рабочий.

На следующий день я узнал, что в конце 1940-х это здание принадлежало МГБ.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s