Вполоборота

Древнее визионерство вытеснено полчищем зрительной информации, заполонившей мир. Наверное, поэтому у языка настоящего кино и фотографии есть некий внутренне присущий и плохо артикулируемый блейковский пафос пророчества или созерцания незримого.

Человек с фотоаппаратом — словно бы циклоп в поисках своего Одиссея. При том что стремление с помощью фотографии к избытку зрения — к видимости невидимого — есть не только поэзия, но и упорство в некой зрящей профетичности, получаемой за счет примерно той же слепоты, в результате которой Тиресий обрел дар видения будущего и прошлого. В случае фотографии эта «слепота», мне кажется, — как-то связана со словом, точней, с темнотой внутри него.

Что может быть менее наблюдаемо и в то же время наиболее влиятельно, чем сознание? Сознание похоже на темную материю: она так же не наблюдаема, но в то же время развитие вселенной не в малой степени подчинено ей.

В самом деле, разве не удивительно, что человек не способен наблюдать самого себя со стороны целиком, что мы сами для себя незримы?

Вот хорошая метафора того, о чем здесь речь. Самая древняя из найденных археологами скульптур (эпоха ориньяк, 35-40 тыс. лет) – кусочек бивня мамонта весом чуть больше унции и высотой с вершок: «Венера из пещеры Холе-Фельс». В ней любопытно не только древнейшее применение тропа – гиперболы, употребляемой при изображении женского тела до сих пор (преимущественно примитивистском, в основном, мужчинами и для мужчин). Но интересней почти полное отсутствие головы.

С одной стороны, такое может объясняться строго рационально: тем, что голова, лицо еще не приобрело смыслового значения (полезного для естественного отбора). В то же время голова – наиболее волнующая часть человеческого тела, которая нам самим не видна непосредственно. Мы можем изобразить руки, ноги, туловище, и сделать их выразительными (например, ради похвальбы – и, следовательно, преимущества), – но не лицо (зеркала появятся на несколько десятков тысячелетий позже, уже в домах, а не пещерах).

Откуда следует некоторая вероятность того, что перед нами – автопортрет древнейшей художницы, заждавшейся у очага своего охотника на мамонтов. Она прислушивается к звездной темноте, нависшей над порогом пещеры, и о чем-то задумывается…

Вероятно, если только человек был создан Творцом, то, скорее всего, ради того, чтобы обратить Свой взор на Себя.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s