Сознательная материя

В.И.Арнольд растолковал важнейшую вещь: математика не является наукой о доказательствах; математика открыта и к категории доказательств не сводится.

Кажется, это — важнейший эпистемологический принцип, на основании которого следует мечтать о новой теории разума, — принципиально обращенного не к истине, но к тайне.

Вслед за этим Арнольд цитирует формулировку Поля Дирака «эстетического человека»: «Для построения новой теории следует отбросить все существующие физические представления, ибо они – псевдоним коллективного предрассудка. По-настоящему красивая математическая теория непременно найдет себе применение в объяснении мироздания».

Обращение к тайне, но не к истине ничуть не меньше новой теологии.

И об этом сегодня можно было бы думать весь день, если б взгляд не обнаружил, как облака набирают высоту при смене погоды, подгоняемые снизу толщей захолодавшего ветра. В какой-то момент их белая равнина рвется по фронту через равные промежутки, и небо начинает напоминать песочное мелководье – с барханчиками, складками, наглаженными чересчур усердным штилем. Такая «стиральная доска» неудобна босым ногам, если долго-долго брести по краю моря и смотреть, как солнце садится и окрашивает горизонт, облака – тревожным багрянцем наконец наступившей на Средиземноморье осени.

Брэдбери считал, что человечество много усилий потратило напрасно, – а лучше бы сосредоточилось на освоении космоса, на заселении Луны, Марса и т.д. Это утверждение вздорно утопическое, но на то и существуют утопии, чтобы вести к рубежам. Действительно, человечество, будучи всерьез занято колонизацией космоса, могло бы стать лучше – именно в плане успешности усилий модернизма. Хотя бы потому, что всё, что принципиально опрокидывает любую эсхатологию, сейчас кажется сверхблагом.

Все-таки поразительно – за все время существования человечества столько народу поумирало, столько было на тот свет отправлено гонцов – а ни ответа, ни привета – хоть бы телеграммой кто обмолвился, как там. Личные кажимости – приватный не верифицируемый опыт не в счёт, я о весточке urbi et orbi.

Интересно думать, что после смерти личность привязана оказывается ко всему мирозданию, растворена во всем звездном пространстве, в пульсарах, черных дырах, звездном газе, неведомой темной материи, во всем гравитационном поле – то есть населяет вселенную, как некогда населяла тело. Это довольно-таки привычная метафора, но, если подробно вдуматься, то становится не по себе не только от масштаба. И с этой точки зрения, мне кажется, особенно важными становятся фундаментальные науки – квантовая теория поля, астрофизика, физика твердого тела – все это, может статься, есть механика следующей ступени существования.

Тем более кажется важным замечание того же В.И.Арнольда, что проблемы Гильберта пренебрежимо мало повлияли на развитие математики в XX веке — по сравнению с глобальной задачей, поставленной Анри Пуанкаре, и до сих пор диктующей ученым: математика должна разработать вычислительный аппарат для развития квантовой и релятивистской физики (сейчас это, приблизительно, теория струн, теория объединения фундаментальных взаимодействий).

К этому, очевидно, скоро добавится теория разума. Прежде считалось, что мир состоит из материи, а мозг нужен, в основном, чтобы понять, что такое вещество, неживое или живое. Это видение уже в арьергарде, и скоро каким-то образом придется соединять материю с сознанием, физику с теорией разума. И это только первые шаги, дальше будет еще немыслимей и интересней.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s