Лиловая собачка

Есть прилагательные, которые редко встречаются и потому запоминаются лучше. При том что прилагательные вообще сомнительны в любом тексте, ибо привлекают в него зрение, перцепцию вообще, то есть наглядность, а это вредит главному богатству: воображению.

Например, мое любимое из цветовых — «еловый».

Использовать его можно только в редких случай, когда совсем уж приперло. Например, без него невозможно объяснить, какого цвета была у нас школьная доска в классе — стеклянная, матовая, издававшая под мелком такой звонкий стук при каждом новом прикосновении: четкий ритм изложения отражался в тетрадях, и потому хрустяще-скрипучий нежный звук, выписывавший почерк лектора, который на ней наиболее четким, услаждал слух.

Или, например, «лиловый».

Что вспоминается, когда слышишь его?

Сирень, дождевые облака, звездный сумрак, наползающий с востока на закате солнца…

А еще — словосочетание: «лиловая собачка».

Оно из «Войны и мира».

Лиловая собачонка увязалась за Платоном Каратаевым и Пьером в плену у французов, когда их увели шеренгой из балагана на Девичьем поле.

Собачка была низенькой и кривоногой и питалась трупами людей и лошадей, то ковыляла, то нагоняла рысцой колонну пленных.

Почему такая — лиловая — масть запоминается?

Наверное, это связано с тем, что у Бл. Августина, в его демонологии, дьявол тоже лиловый.

Ибо, как объясняет Августин, падший ангел, пройдя через атмосферный слой «нижнего воздуха», приобрел его, «нижнего воздуха», цвет.

Все это важно потому, что становятся ясней строчки из «Римских элегий» Иосифа Бродского: «Обними чистый воздух, а ля ветви местных пиний: / в пальцах — не больше, чем на стекле, на тюле. / Но и птичка из туч вниз не вернется синей, / да и сами мы вряд ли боги в миниатюре». А у Пастернака. «Что в грозу лиловы глаза и газоны / и пахнет сырой резедой горизонт». К тому же «Демон» Врубеля тоже в лиловых тонах.

Все-таки какая сильная фамилия Безухов. С одной стороны, — «безе»: рыхлое, бесформенно крупное. С другой, «без ушей» — не только глухой, то есть упрямый, продолжающий делать своё, не смотря на окрик, но и преступный — способный на поступок, наказуемый судьбой, и готовый к страданиям во имя упрямства познания: см. св. мученик Евстафий, лишившийся за христианскую веру среди прочего ушей, и бунтовщик-башкирец из «Капитанской дочки», с обрезанными в наказание ушами, вырванными ноздрями и языком. А Пьер — Петр — каменное апостольское имя, основа.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s