Джеймс Меррилл. «Прачечная»

The New Yorker, 1995

Прошлой ночью мне снова снился сон под названием «Прачечная».
В нем: простыни, полотенца, белье той жизни,
что мы собирались разделить. Детские нагрудники,
покрывала, занавески, скатерти, салфетки —
всякая тряпка, что когда-нибудь будет испачкана,
изношена, смочена кровью, отыскана на ощупь впотьмах, —
обморочно обмякала, выпав из ивовой корзины
на мрамор цвета луны. Мы только что
встретились, и я всматривался в тебя из внешней тьмы.
Я надел одежды из фантастической, еще не изобретенной ткани,
которую невозможно ни смять, ни запятнать, ни сносить.
По ту сторону улицы сверкало здание оперы: ярусы его зрачков,
будто мои собственные, расширенные от белладонны,
поднаторевшие во взгляде в себя. И там я увидел
клочья облаков, порыв за порывом, форму укусов молний,
и рокочущую гриву спущенного с цепи прибоя. Пальцы
в панике перебирали по девяти отверстиям свирели.
Почему я отпрянул? Я любил тебя. И в проливном
смехе, до белизны отжимаясь, сцепившись вместе
в сиреневом взрыве глициний, — мы рушимся,
вдруг зависая.
Так склоненное дерево рушится в горе.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s