Sparrow. «Мой отец был снеговиком»

The New Yorker, 2008

Мой отец был снеговиком, но он растаял.
Все, что от него осталось – два уголька: глаза.
Два уголька лежат на столе в кухне,
и смотрят, как я мечусь от окна к двери.
Нос я сгрыз давно, давно.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s