Стул у саркофага

В начале 1930-х Сталин выделил Крупской специальные часы посещения мавзолея. Она приходила туда, ей ставили стул у саркофага, и супруга жуткого убогого вождя то рыдала, то смеялась, как сумасшедшая.

Образ Ленина стерт пропагандой еще лучше, чем это могло бы сделать самое глухое забвение. Одно дело историю дернуть за узду. Править историей – это другое.

Можно, например, думать, что мавзолей — это подземное хранилище особой грибницы, соединившей преисподнюю с реальностью.

И вот этот мавзолей, хрустальный гроб и вдова с выпученными базедовыми глазами, похожая на муаровую рыбку-телескоп, — она хохочет сумасшедше у ног спящего выпотрошенного и замаринованного в нефти царя.

Мертвечина, объявленная жизнью – хуже этого придумать сложно, тем более на век. Причаститься пожалуйте в очереди на линейке тухлятиной, разжуйте коржик (о, просфорка моего детства по восемь копеек), запейте томатным соком (розовая водица в стакане граненном и ложечка, черпнувшая соль земли русской).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s