Посередине

С Александром Гольдштейном мы виделись лишь однажды, очень коротко. С писателями вообще толком не поговоришь, с ними трудно дружить, и тем более жить, их лучше обходить стороной. Гольдштейн внешне не был похож на писателя, к тому же я читал все, что он написал, и потому внимательно выслушал его суждения о «почвеничестве» Агнона.

Когда Гольдштейн уезжал из Баку, он, наверное, еще не был писателем, по крайней мере, еще не было написано «Расставание с Нарциссом», а мне было двадцать лет, и я стоял под отвесным солнцем перед Домом правительства, будто нарисованным Кафкой, — на том самом месте, где недавно торчали виселицы, — и, чувствуя, как потихоньку погружаюсь подошвами в раскаленный мягкий асфальт, смотрел на рушившееся вокруг время, словно с распахнутыми глазами нырнул в Каспий, где вместо рыб увидал пылающие горы звезд.

Теперь время рушится вспять, и я снова стою посреди него, но с закрытыми глазами, и представляю себе, как видел тот невысокий вежливый человек это заходящее пурпурно над другим морем солнце, которое сейчас тихонько лижет мне веки.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s